Поиск
  • budenkov

ПОВЕСТКА В ОБЛАСТИ ИЗМЕНЕНИЙ КЛИМАТА И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ


Климатическая повестка в мире и в России


Наблюдения за состоянием климата в течение последних полутора веков свидетельствуют о том, что каждые 10 лет в мире происходит увеличение глобальной температуры в среднем на 0,18оС, а в России - на 0,45оС. Происходящие климатические изменения значительны и по масштабам, и по распространенности. Меняется картина океанических течений и циркуляции воздушных потоков, повышается уровень Мирового океана, смещаются границы лесных насаждений и вечной мерзлоты, повышается частота наводнений и засух. Каждый год число аномальных гидрометеорологических явлений (волн тепла и холода, ураганов, торнадо, мощных ливней, засух и т.п.) увеличивается на 15 – 20%. Так, например, за истекшую половину 2021 года в России произошло 574 опасных погодных явления, что на 18% больше, чем в первое полугодие предыдущего года. В июле 2021 года во власти природных катаклизмов оказались Дальний Восток, Китай и вся Европа.

Неблагоприятные и опасные гидрометеорологические явления весьма значительно влияют на экономику. По оценкам экспертов к 2030 году ущерб от глобального изменения климата может составить 3,2% мирового внутреннего валового продукта (ВВП).

Общепринятым считается мнение, что причиной таких неблагоприятных изменений климата является развитие парникового эффекта, чему способствуют антропогенные выбросы парниковых газов (диоксида углерода, метана, закиси азота, галоидированных углеводородов и др.).

Известно, что основную роль в совокупном парниковом эффекте играет водяной пар, вклад которого составляет 62%, вклад диоксида углерода (СО2) составляет 22%, а на остальные парниковые газы (ПГ) приходится 16%. При этом наиболь­шее влияние в развитие парникового эффекта сейчас вносит СО2 - его доля в повышении средней приземной температуры Земли составляет около 60%.

В настоящее время объем выбросов газообразных веществ в атмосферу в мире превышают 40 млрд. тонн в год. Не менее 19 млрд. тонн составляет объем выбросов диоксида углерода (СО2). В целом же за 150 лет для производства энергии в ходе сжигания природного газа, нефти (нефтепродуктов), угля и других видов твердого топлива в атмосферу по разным оценкам поступило около 2 трлн. тонн СО2.

Парижское соглашение по климату в виде, готовом для подписания, было сформировано в декабре 2015 года в Париже по итогам 21-й конференции Рамочной конвенции об изменении климата (РКИК). Официальное его название - Парижское соглашение согласно Рамочной конвенции об изменении климата (Paris Agreement under the United Nations Framework Convention on Climate Change). Вступило оно в силу 4 ноября 2016 года.

Его участники взяли на себя обязательства разработать национальные стратегии перехода на «безуглеродную экономику» и планомерно снижать выбросы CO2 в атмосферу. Конкретные количественные обязательства по снижению или ограничению выбросов CO2 каждая страна устанавливает для себя самостоятельно.

Для достижения этой цели каждая страна должна внести свой вклад в ужесточение природоохранных мер, в частности, ограничить антропогенные выбросы ПГ, чтобы добиться «углеродной нейтральности». В принципе этого можно добиваться двумя способами, причем их можно использовать параллельно. Во-первых, необходимо в широких масштабах внедрять во всех отраслях экономики энергосберегающие и энергоэффективные технологии, а, во-вторых, необходимо заменять генерацию энергии, основанную на сжигании ископаемого топлива, альтернативными или возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ).

В 2006 году в Российской Федерации была создана национальная система оценки антропогенных выбросов из источников и абсорбции поглотителями ПГ. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 30 сентября 2013 года № 752 «О сокращении выбросов парниковых газов» целевой показатель по снижению к 2020 году объема выбросов парниковых газов установлен на уровне не более 75% от объема выбросов в 1990 году. Согласно Седьмому национальному сообщению Российской Федерации, представленному в соответствии со статьями 4 и 12 РКИК ООН и статьей 7 Киотского протокола, в 2015 году уровень выбросов ПГ составил 70,4 % от объема выбросов 1990 года.

По данным Национального доклада о кадастре антропогенных выбросов из источников и абсорбции поглотителями парниковых газов, не регулируемых Монреальским протоколом за 1990 – 2017 годы, опубликованного Росгидрометом в 2019 году, объем выбросов ПГ в Российской Федерации в 2017 году составил 67,6 % от уровня 1990 года (без учета сектора землепользования, изменений в землепользовании и лесного хозяйства) и 50,7% от уровня 1990 года (с учетом сектора землепользования, изменений в землепользовании и лесного хозяйства).

На протяжении 1990–1998 гг., в Российской Федерации происходил значительный спад выбросов ПГ, обусловленный общей отрицательной динамикой экономической ситуации в стране, изменением структуры экономики и структуры топливного баланса. В 1999–2008 гг., в период экономического подъема, происходившего как в сфере производства, так и в сфере потребления, выбросы ПГ демонстрировали устойчивый рост, однако темп увеличения выбросов ПГ был значительно ниже темпа их уменьшения в 1990 -е годы.

Так, с 1990 г. по 1998 г. величина совокупного выброса ПГ (без учета сектора Землепользование, изменение в землепользовании и лесное хозяйство, далее — ЗИЗЛХ) уменьшилась на 1 308,2 млн. т СО2-экв., а с 2000 г. по 2008 г. она увеличилась лишь на 197,4 млн т СО2-экв. В 2009 году отмечался спад выбросов ПГ, связанный с затронувшим Российскую Федерацию мировым экономическим кризисом. В 2010–2012 гг., в период посткризисного восстановления экономики, выбросы ПГ вновь увеличивались. В 2013 и 2014 гг. совокупный выброс парниковых газов несколько уменьшился (на 55,4 и 53,6 млн. т СО2-экв., соответственно по отношению к 2012 году, без учета сектора ЗИЗЛХ. В последующие годы совокупный выброс ПГ без учета сектора ЗИЗЛХ имел тенденцию к увеличению (прирост в 2018 году на 6,0% по отношению к 2014 г.). В 2018 году по данным национального кадастра объем выбросов ПГ в Российской Федерации без учета сектора ЗИЗЛХ составил 2220,1 млн. т СО2-экв., или 1629,5 млн. т СО2-экв с учетом ЗИЗЛХ.

На сегодняшний день по данным Кадастра, опубликованного Росгидрометом в 2020 году, объем антропогенных выбросов ПГ в Российской Федерации составляет порядка 2,22 млрд тонн/год СО2-экв.

Страны Европейского Союза (ЕС) чаще всего являются инициаторами подготовки и реализации международных экологических регулятивных документов. По их предложению было подготовлено и принято Парижское соглашение. При этом их природоохранное законодательство содержит многочисленные фискальные нормы, которые формируют барьеры на пути использования экологически опасных материалов и товаров, высокоуглеродного топлива, поступления в окружающую среду загрязняющих веществ, а также веществ, разрушающих озоновый слой или способствующих развитию парникового эффекта.

Очередной инициативой стран ЕС в развитие положений Парижского соглашения стали действия по введению в ближайшие годы налога на импорт товаров, производство которых сопровождается значительными выбросами ПГ (высоким «углеродным следом»).

Поскольку около 46% российского экспорта приходится на ЕС, куда в значительных объемах поставляется продукция с высоким «углеродным следом», то есть ископаемое топливо (нефть, газ, уголь) и его производные, черные и цветные металлы, удобрения, то следует ожидать, что трансграничный углеродный налог может составить весьма значительную величину. По оценкам, совокупный прямой углеродный след товаров, которые Россия поставляет в ЕС, оценивается в ~140 млн. т СО2-экв., а углеродный след промышленности, производящей эти товары, превышает 600 млн. т СО2-экв.

По оценкам экспертов, которые знакомы с вариантами планируемого налогообложения, экономика РФ может терять от трех до пяти миллиардов долларов ежегодно уже с 2022 года, а к 2030 этот налог может составить более восьми миллиардов в год.


Политические решения для реализации климатической повестки в России


5 октября 2021 года Президент РФ Путин В.В. провел совещание с Правительством Российской Федерации, на котором значительное внимание уделил национальной климатической повести. Он напомнил о том, что в послании Федеральному собранию 21 апреля 2021 года была поставлена цель сократить накопленный объем чистой эмиссии ПГ в Российской Федерации в следующие 30 лет. «Мы ставим амбициозную задачу: сделать его даже ниже, чем в Евросоюзе. Но на пути к этой цели мы обязаны решить еще одну задачу. Снижая негативное воздействие российской экономики на глобальный климат, обеспечить максимальные темпы ее роста», - указал глава государства.

При этом, сказал Президент РФ, «именно это должно стать результатом реализации Стратегии социально-экономического развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года». Он напомнил, что Правительство РФ уже подготовило соответствующий проект.

Здесь можно напомнить о выступлении Председателя Правительства РФ Мишустина В.В. на заседание Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам 19 июля 2021 года, где им было сказано:

«В сфере экологии предлагаем к реализации инициативу, которая направлена на низкоуглеродное развитие экономики. Это важный вклад России в снижение выбросов парниковых газов. Речь идёт о создании системы учёта выбросов предприятиями.

Особое внимание будет уделено проектам в сфере чистой энергетики. Один из них предполагает создание линейки промышленной продукции для производства и применения водорода, а также строительство полигонов для водородной энергетики, в том числе в арктической зоне. Наши усилия в этом направлении, по расчётам специалистов, могут привести к сокращению выбросов CO2 на несколько миллионов тонн в год, а запланированные мероприятия в сфере новой атомной энергетики позволят обеспечить гарантированное снабжение изолированных регионов низкоуглеродной энергией. Результатом работы станет ввод четырёх малых плавучих атомных энергоблоков и пилотных малых наземных АЭС».

Реализация экологических проектов РФ может сыграть ведущую роль в глобальных усилиях по борьбе с изменениями климата подчеркнул 5 октября Президент РФ: «В силу масштаба России, ее места и роли в мире отечественные экологические проекты предоставляют огромное поле для международной кооперации, причем на многие десятки лет вперед, и могут сыграть, прямо скажу, ведущую роль в глобальных усилиях по сохранению климата».

Но при этом Президент РФ отметил, что Россия при сокращении объема парниковых выбросов не должна копировать существующие схемы, ей необходимы наиболее эффективные варианты, отметил президент: «Особое внимание хочу обратить на способы сокращения объемов чистой эмиссии парниковых газов. Вариантов здесь множество. Нам не нужно слепо внедрять у себя какие-то устоявшиеся, стандартные схемы", - заметил он.

По словам Президента РФ, России нужны те варианты, «чей совокупный экономический эффект на каждую сокращенную тонну выбросов будет наиболее значимым». Помимо этого, как считает Президент РФ, важно «грамотно и в полной мере воспользоваться возможностями, которые открывают текущие и будущие изменения глобальной экономики».

Президент РФ отметил, что для решения проблемы предотвращения глобального потепления недостаточно просто сократить объемы выбросов ПГ. Он сделал акцент на том, что проекты поглощения ПГ важны не меньше: «Для их выполнения у России тоже колоссальные возможности. Поглощающий потенциал наших лесов, тундры, сельхозземель, болот, океана - он просто колоссальный, и, чтобы его реализовать, нам нужно в разы повысить эффективность использования лесов и земель». Путин призвал наращивать площади лесовосстановления, расширять территории нетронутой природы, внедрять новые агротехнологии.

Он напомнил о своем поручении года ввести в действие к июлю 2022 полную регуляторную базу, которая обеспечит реализацию на территории РФ климатических проектов, признаваемых на глобальном рынке.

По словам главы государства, для запуска таких проектов бизнесу нужны стимулы. «В планах так называемые углеродные рынки. Один из них уже создается в пилотном режиме на Сахалине, и этот регион России может стать углеродно-нейтральным уже к 2026 году, послужить отправной точкой формирования национального рынка торговли углеродными единицами», - сообщил президент. Президент РФ обратил внимание на критическую важность учета поглощения ПГ, а также на недопустимость затягивания создания национальной системы мониторинга. При этом, по его мнению, крайне необходимо участие ученых, которые могли бы обеспечить точность климатических данных. «В России уже создается сеть карбоновых полигонов, где отрабатывают контроль эмиссии поглощения углекислого газа и поглощающей способности всех экосистем», - сказал Путин, попросив Правительство РФ доложить о разработке федеральной научно-технической программы в области технического развития и климатических изменений до 2030 года.

Подводя итог, Путин подчеркнул, что все обозначенные им направления действий требуют не просто внимания, а просчитанных решений, анализа последствий и стоимости предлагаемых мер. «Я не случайно подчеркнул про анализ последствий тех шагов, которые мы планируем. Задачи снижения негативного воздействия на климат не могут лечь тяжким бременем на бизнес и наших граждан, наоборот, все принимаемые решения должны стать новым источником роста и технологического развития российской экономики», - заключил глава государства.

В соответствии с теми направлениями и принципами в обеспечении национальной климатической повести, которые сформулировал Президент РФ в своих выступлениях, был выпущен ряд нормативных правовых актов самого высокого уровня.

4 ноября 2020 года главой государства был подписан указ № 666 «О сокращении выбросов парниковых газов», которым в целях реализации Парижского соглашения Правительству Российской Федерации предписывалось:

«обеспечить к 2030 году сокращение выбросов ПГ до 70 % относительно уровня 1990 года с учетом максимально возможной поглощающей способности лесов и иных экосистем и при условии устойчивого и сбалансированного социально-экономического развития Российской Федерации;

разработать с учетом особенностей отраслей экономики Стратегию социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов ПГ до 2050 года и утвердить ее;

обеспечить создание условий для реализации мер по сокращению и предотвращению выбросов ПГ, а также по увеличению поглощения таких газов».

Затем 8 февраля 2021 года вышел Указ Президента РФ № 76 «О мерах по реализации государственной научно-технической политики в области экологического развития Российской Федерации и климатических изменений», который поручает Правительству Российской Федерации:

«в 6-месячный срок разработать и утвердить Федеральную научно-техническую программу в области экологического развития Российской Федерации и климатических изменений на 2021-2030 годы (далее - Программа), предусматривающую создание наукоемких технологических решений, направленных:

на обеспечение экологической безопасности, улучшение состояния окружающей среды;

на изучение климата, механизмов адаптации к климатическим изменениям и их последствиям;

на обеспечение устойчивого и сбалансированного социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов путем проведения исследований источников и поглотителей парниковых газов и принятия мер по уменьшению негативного воздействия таких газов на окружающую среду…»

Наконец, был подготовлен и принят Федеральный закон от 02.07.2021 № 296-ФЗ «Об ограничении выбросов парниковых газов». Целью этого Федерального закона «является создание условий для устойчивого и сбалансированного развития экономики Российской Федерации при снижении уровня выбросов парниковых газов». Закон устанавливает (статья 3), что «ограничение выбросов парниковых газов осуществляется с соблюдением следующих принципов:

1) обеспечение устойчивого и сбалансированного развития экономики Российской Федерации при снижении уровня выбросов парниковых газов;

2) обязательность регулярного представления регулируемыми организациями отчетов о выбросах парниковых газов;

3) обязательность выполнения целевых показателей сокращения выбросов парниковых газов;

4) добровольность реализации климатических проектов;

5) научная обоснованность, системность и комплексность подхода к ограничению выбросов парниковых газов».

Для достижения цели, обозначенной в Федеральном законе, «юридические лица, индивидуальные предприниматели или физические лица вправе реализовывать климатические проект».

Кроме того, в настоящее время в целях организации в Российской Федерации высокопроизводительной экспортно-ориентированной области водородной энергетики распоряжением Правительства РФ от 12 октября 2020 года № 2634-р утвержден План мероприятий «Развитие водородной энергетики в Российской Федерации до 2024 года».


Четвертый энергетический переход


Термин «энергетический переход» был предложен В. Смилом (Vaclav Smil. Energy Transitions: History, Requirements, Prospects. Santa Barbara, Calif.: Praeger, 2010). Он его использовал «для описания изменения структуры первичного энергопотребления и постепенного перехода от существующей схемы энергообеспечения к новому состоянию энергетической системы». С количественной точки зрения энергетический переход рассматривается как сокращение на 10% доли присутствия на рынке определенного энергоресурса за 10 лет. Текущий энергетический переход - это очередной, уже четвертый сдвиг в серии аналогичных фундаментальных структурных преобразований мирового энергетического сектора.

В первом энергетическом переходе цивилизация переходила от использования биомассы (древесины) в качестве основного энергоносителя к углю. В ходе этого перехода доля угля в общем объеме потребления первичной энергии с 1840 по 1900 гг. увеличилась ориентировочно с 5 % до 50 %, и уголь стал основным источником энергии индустриального мира.

Во втором энергетическом переходе началось интенсивное использование нефти (нефтепродуктов) – ее доля в энергетическом секторе выросла приблизительно с 3 % в 1915 году до 45 % к 1975 году. Наиболее стремительно уголь вытеснялся нефтью после Второй мировой войны.

Третий энергетический переход привел к широкому использованию природного газа (его доля выросла приблизительно с 3 % в 1930 году до 24 % в 2019 году), он постепенно стал вытеснять и уголь, и нефть.

В настоящее время мы являемся свидетелями начала четвертого энергетического перехода, который заключается в широком использовании ВИЭ и вытеснении ископаемых видов топлива. На этапе четвертого энергетического перехода, в отличие от предыдущих трех, основным драйвером становится не столько экономическая привлекательность новых источников энергии, сколько качественно новый фактор – декарбонизация и борьба с глобальным изменением климата.

По ряду оценок (BP Statistical Review of World Energy 2020/69th edition) ВИЭ позволят уже к 2040 году обеспечивать 35 – 50% мирового производства электроэнергии и 19 – 25% всего энергопотребления. Из ископаемых топлив в мировом энергобалансе лишь только природный газ сможет не только удержать свою долю к 2040 году (22% в 2015 году), но и несколько увеличить ее - до 24 – 26%. Доля угля снизится, скорее всего, от 28% в 2015 году до 19 – 23% в 2040 году.


Таблица 1 Выбросы диоксида в расчете на единицу производимой энергии


*) Распоряжение Минприроды России от 16.04.2015 № 15-р «Об утверждении методических рекомендаций по проведению добровольной инвентаризации объема выбросов парниковых газов в субъектах Российской Федерации»


Обращает на себя внимание, что все энергетические переходы сопровождались и определенным положительным экологическим эффектом – удельные выбросы диоксида углерода в расчете на единицу произведенной энергии с использованием различных видов топлива неуклонно снижались (Таблица 1). Четвертый энергетический переход должен привести к скачкообразному снижению выбросов диоксида углерода.


Возобновляемые источники энергии (ВИЭ)


Энергетические проблемы занимают сейчас в мире одно из первых мест в мире среди важнейших проблем и задач, которые предстоит решить обществу в этом веке. Сложившаяся ресурсная база энергетики, на которой строилась и строится вся хозяйственная деятельность человечества, очевидно является исчерпаемой, причем уже в недалеком будущем. Поэтому вопросы энергосбережения и развития альтернативной энергетики или возобновляемых источников энергии (ВИЭ) становятся одними из самых актуальных.

На законодательном уровне применительно к альтернативной энергтике чаще всего используется термин «возобновляемые источники энергии». В «Законе об электроэнергетике» от 26.03.2003 № 35-ФЗ под такими источниками понимаются:

- энергия солнца;

- энергия ветра;

- энергия вод;

- энергия приливов;

- энергия волн водных объектов, в том числе водоемов, рек, морей, океанов;

- геотермальная энергия с использованием природных подземных теплоносителей;

- низкопотенциальная тепловая энергия земли, воздуха, воды с использованием специальных теплоносителей;

- энергия биомассы, включающая в себя специально выращенные для получения энергии растения, а также отходы производства и потребления, за исключением отходов, полученных в процессе использования углеводородного сырья и топлива;

- биогаз (свалочный газ) – газообразное вещество, выделяемое отходами производства и потребления на свалках твердых коммунальных отходов (ТКО), а также газ, выделяемый угольными пластами.

В принципе, управляемая реакция в ядерном реакторе также отвечает целям альтернативной энергетики. Ядерное топливо максимально энергоемко и подлежит вторичному использованию. Но по определенным причинам, к которым относятся безопасность, рентабельность, тепловое загрязнение, ядерные программы в ряде стран закрываются или находятся под угрозой закрытия.

Развитые страны активно стремятся к переходу на «низкоуглеродную» или, даже, на «безуглеродную» экономику. В результате прирост энергогенерации за счет ВИЭ происходит очень быстро.

В странах ЕС и Северной Америки движущими силами успешно осуществляемых перемен в энергетике являются высокие налоги и тарифы, а также активность жителей, которые смотрят на «зеленые» налоги как на инвестиции в здоровую и качественную жизнь в будущем.

Уже сейчас ВИЭ обеспечивает заметный вклад в энергообеспечение экономики многих стран. Например, в 2020 году США получили около 12% энергии из возобновляемых источников (гидро, солнечной, ветровой и геотермальной). Президент США Байден заявил, что страна планирует инвестировать в чистую энергетику $2 трлн, при этом он пообещал сократить выбросы от электрогенерации до нуля к 2035 году и достичь нулевого уровня выбросов ПГ в целом к 2050 году.

Китай — крупнейший в мире инвестор в чистую (зеленую) энергетику. В период с 2013 по 2018 год инвестиции в эту отрасль выросли с $53 млрд до $125 млрд. В 2019 году сумма снизилась до $83,4 млрд, однако это всё равно примерно 23% мировых инвестиций в ВИЭ.

Велик вклад в зеленую энергетику Европейского Сообщества (11%), а если говорить об отдельно взятых странах, то в Германии, например, доля ВИЭ в общем энерго­балансе страны сегодня составляет уже 36%.

Хорошим показателем происходящих в мировой традиционной энергетике (основном источнике выбросов диоксида углерода) изменений являются данные за 2019 год, опубликованные в ежегодном обзоре, который подготовила компания British Petroleum (BP). ВИЭ (включая энергогенерацию с использованием биотоплива) показали рекордный рост потребления среди первичных энергоресурсов (3,2 ЭДж), который составил более 41%. Это был самый большой прирост для любого источника энергии в 2019 году. Наибольший вклад в энергогенерацию с помощью ВИЭ дали ветроэнергетика (1,6 ЭДж) и солнечная энергетика (1,2 ЭДж). В результате планируемых усилий мирового сообщества по оценке экспертов суммарная доля энергогенерации за счет ВИЭ должна вырасти к концу нынешнего столетия приблизительно до 70%.

В мировых планах по развитию ВИЭ первое место занимает создание солнечных и ветровых электростанций (установок), и это хорошо демонстрируют данные Таблиц 2 и 3. Если суммарный прирост мощностей ВЭС и СЭС в странах ЕС с 2013 по 2018 год составил соответственно 88 и 248%, то в случае ГЭС – только 14% (Таблица 2). В планах на 2100 год доля ВЭС и СЭС также растет намного больше, чем ГЭС (Таблица 3).


Таблица 2. Темп ввода установленной мощности различных видов ВИЭ в мире в период 2013–2018 гг., ГВт


Таблица 3. Динамика использования различных источников энергии в мире


В Российской Федерации успехи в развитии ВИЭ весьма скромные и для этого есть как объективные, так и субъективные причины.

К 2018 году суммарный объем выработки электроэнергии в Российской Федерации с помощью ВЭС и СЭС составил по данным Ассоциации «НП рынка» несколько больше 5 ГВт (Таблица 4). В это же время установленная мощность ВЭС и СЭС в странах ЕС превысила 1.000 ГВт, то есть они вырабатывают почти в 200 раз больше ВИЭ-энергии, чем Россия.

По данным «Системного оператора Единой энергетической системы» в общем объеме электрогенерации России в 2018 году солнечная и ветровая энергогенерация составляла 0,42%, а по оценкам «РОСНАНО», эта цифра не превышала 0,2%.


Таблица 4. Объемы электрогенерации ВЭС и СЭС в Российской Федерации (по состоянию на 11.09.2018)


Теперь стоит посмотреть, как собирается решать проблему с увеличением мощностей ВИЭ наше государство. Для регулирования и стимулирования этой деятельности Правительство Российской Федерации выпустило ряд директивных документов:


1. Распоряжение Правительства РФ от 08.01.2009 № 1-р «Об основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2035 года»;

2. Распоряжение Правительства РФ от 28.05. 2013 № 861-р «О внесении изменений в Основные направления государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2020 года, утв. распоряжением Правительства РФ от 8 января 2009 г. № 1-р»;

3. Постановление Правительства РФ от 23.01. 2015 № 47 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам стимулирования использования возобновляемых источников энергии на розничных рынках электрической энергии»;

4. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 24.10.2020 № 2749-р.

В распоряжении «Об основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2035 года» приводятся сведения о реальном положении дел с генерацией за счет ВИЭ: «Общая установленная мощность электрогенерирующих установок и электростанций, использующих возобновляемые источники энергии (без учета гидроэлектростанций установленной мощностью более 25 МВт), в Российской Федерации в настоящее время не превышает 2200 МВт. С использованием возобновляемых источников энергии ежегодно вырабатывается не более 8,5 млрд. кВт·ч электрической энергии (без учета гидроэлектростанций установленной мощностью более 25 МВт), что составляет менее 1 процента от общего объема производства электроэнергии в Российской Федерации». Далее дается объяснение, какими факторами объясняются низкие темпы развития электроэнергетики на основе использования ВИЭ:

«неконкурентоспособность проектов использования возобновляемых источников энергии в существующей рыночной среде по сравнению с проектами на основе использования ископаемых видов органического топлива;

наличие барьеров институционального характера, связанных с отсутствием необходимых нормативных правовых актов, стимулирующих использование возобновляемых источников энергии в сфере электроэнергетики, отсутствием федеральной и региональных программ поддержки широкомасштабного использования возобновляемых источников энергии;

отсутствие инфраструктуры, требуемой для успешного развития электроэнергетики на основе возобновляемых источников энергии, в том числе недостаточность уровня и качества научного обслуживания ее развития, отсутствие надлежащей информационной среды, включая информацию о потенциальных ресурсах возобновляемых источников энергии, достоверных данных о показателях реализованных проектов, отсутствие нормативно-технической и методической документации, программных средств, необходимых для проектирования, сооружения и эксплуатации генерирующих объектов, функционирующих на основе использования возобновляемых источников энергии, недостаточное кадровое обеспечение и отсутствие механизмов использования общественного ресурса для поддержки развития электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии».

Кроме того, в упомянутых директивных документах были определены целевые показатели мощностей различных видов ВИЭ, которые должны были быть введены к 2024 году: ВЭС - 3.415,7 МВт; СЭС – 2.238 МВт; ГЭС (установленной мощностью менее 25 МВт) – 210 МВТ. Суммарная мощность генерации должна составить 5.863,7 МВт. В 2024 году объем производства и потребления электрической энергии с использованием ВИЭ (кроме гидроэлектростанций установленной мощностью более 25 МВт) должен составить 4,5%.

Вероятно, эти показатели могут быть достигнуты, поскольку в 2018 году суммарные мощности СЭС и ВЭС уже составили 5.037 МВт (Таблица 4).

В распоряжении Правительства РФ от 08.01.2009 № 1-р были сформулированы «Основные принципы государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии и меры по ее реализации», которые предусматривали, в том числе:

- различные меры государственной поддержки, которые должны обеспечить реальную конкурентоспособность технологий использования ВИЭ по отношению к технологиям получения энергии на основе ископаемых - видов органического топлива, а также поддержать экспорт генерирующего оборудования, применяемого при производстве электрической энергии с использованием ВИЭ;

- создание экономических стимулов для развития на территории Российской Федерации производства основного и (или) вспомогательного генерирующего оборудования, применяемого при производстве электрической энергии с использованием возобновляемых источников энергии.

Принципиальное значение имели решения по выравниванию конкурентных условий для производителей электроэнергии на основе использования ВИЭ, предусматривающие, в том числе:

- введение надбавок к равновесной цене оптового рынка на электрическую энергию, производимую источниками ВИЭ;

- обязанности по приобретению покупателями электрической энергии, генерируемой источниками ВИЭ.

С момента выхода распоряжение Правительства РФ от 08.01.2009 № 1-р «Об основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2035 года», регулирующего ВИЭ-генерацию, началось формирование проектов по строительству соответствующих объектов ВИЭ. Продолжается эта проектная деятельность в значительных масштабах и в настоящее время. К сожалению, правила отбора этих проектов и их финансовой поддержки неоднократно менялись. С выходом распоряжения Правительства Российской Федерации от 24.10.2020 № 2749-р и некоторых протокольных решений Правительства Российской Федерации в очередной раз были пересмотрены параметры программы поддержки ВИЭ-генерации на 2022–2035 годы. Были увеличены квоты для ВЭС с 222 млрд. рублей до 231,25 млрд. рублей, а для СЭС снижены с 148 млрд. рублей до 138,75 млрд. рублей. Доля поддержки малых ГЭС осталась на уровне 30 млрд. рублей.

Эта нестабильность в «правилах игры» негативным образом сказывается на оптовом рынке электроэнергии и мощности (ОРЭМ). Сейчас, по мнению специалистов, к наиболее существенным недостаткам существующих механизмов поддержки ВИЭ, которые сдерживают развитие ВИЭ-генерации, и, в определенной мере, мешают развиваться предприятиям, производящим необходимое оборудование для ВИЭ, относится:

- создание дополнительной нагрузки и перекрестное субсидирование на ОРЭМ, при котором обычные потребители, финансирующие ВИЭ, ничего не получая взамен;

- отсутствие стимулов для дальнейшего повышения эффективности оборудования;

- отсутствие стимулов поиска иных источников финансирования и иных рынков сбыта, в том числе не стимулирует экспорт электроэнергии;

- ограничение эффективной конкуренции на конкурсных отборах проектов;

- отсутствие учета возможных технических ограничений в рамках энергосистемы.

Хотя процесс развития ВИЭ в России и осложнен недостатками системы регулирования, однако энтузиазм участников ОРЭМ вполне очевиден. В настоящее время помимо использования различных форм государственной поддержки и административного давления начинают развиваться различные схемы добровольной поддержки ВИЭ-генерации. Появился целый класс потребителей электроэнергии, производимой ВИЭ, которые готовы по своей инициативе покупать ее, несмотря на более высокие тарифы. В этом они солидарны с жителями стран ЕС, которые рассматривают финансирование развитие «зеленой» энергетики как инвестиции в здоровую и качественную жизнь в будущем.

На фоне активного стимулирования развития ветровой и солнечной энергетики интерес к развитию гидроэнергетики и в мире, и в России выглядит достаточно скромным. Правда, потенциал крупных водных объектов в мире используется достаточно широко. В настоящее время установленная мощность мировых традиционных гидроэлектростанций (ГЭС) составляет 1,3 млрд. кВт, которые вырабатывают около 4,2·1012 кВт·ч/год, что составляет около половины от теоретически возможного уровня. Сейчас основное направление развитие гидроэнергетики в мире связано с использованием ресурсов малых рек и относительно маломощных ГЭС, поэтому этот вид ВИЭ нередко называют малой гидроэнергетикой.

В России уровень использования гидроэнергоресурсов остается самым низким среди развитых стран мира – не более 20% гидропотенциала. При этом обоснованная оценка неиспользованного гидроэнергетического потенциала рек России составляет 660 ТВт·ч/год, хотя себестоимость энергии, производимой ГЭС, по-прежнему очень низка. Гидроэнергетика как основной источник «зеленой энергии» и как наиболее прибыльный способ получения финальной энергии, всегда рентабельна: себестоимость киловатт-часа составляет не более 5 центов.

Представляется, что нужно вернуться к рассмотрению строительства крупных ГЭС в Сибири типа Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС, общая многолетняя выработка которых превышает совокупную выработку всех ГЭС Волжско-Камского каскада. При соответствующих инвестициях российские гидростроители могут ввести в эксплуатацию в период 2025–2050 гг. в среднем по 1 ГВт в год гидроэнергетических мощностей с обеспечением общей дополнительной выработки до 120 ТВт·ч/год (Таблица 5). Правда, строительство ГЭС, является весьма капиталоемким мероприятием, поэтому для государства, которое ориентируется на быстрый экономический эффект от внедрения объектов ВИЭ, это направление может показаться не очень привлекательным.


Таблица 4. Потенциал выработки электроэнергии на новых ГЭС России к 2050 году


Нельзя исключать из сферы внимания гидроэнергетиков возможности приливных станций (ПЭС). Природные условия России позволяют построить ПЭС с суммарной мощностью 120 тыс. МВт и годовой выработкой «лунных киловатт» 270 ТВт·ч. Ещё во времена СССР были спроектированы мощные проекты Тугурской ПЭС на Охотском море мощностью до 8 ГВт и Мезенской ПЭС на Белом море мощностью до 24 ГВт и годовой выработкой 40 млрд кВт·ч. Эти проекты интересно было бы развивать.


Устойчивое развитие и «зеленая экономика»


Внедрение энергосберегающих и энергоэффективных технологий, использование для энергогенерации ВИЭ, сокращение выбросов ПГ, снижение уровня загрязнения окружающей среды имеют своей главной целью достижение так называемого устойчивого развития. Наиболее распространенным определением устойчивого развития (sustainable development) является определение, предложенное в 1987 году комиссией ООН под руководством Г. Х. Брундлантд: «Устойчивое развитие — это развитие, которое обеспечивает нужды современного поколения, не подвергая угрозе жизненные потребности будущих поколений».

Устойчивое развитие включает три измерения — экономическое, социальное и экологическое. Только при соблюдении требований устойчивости в отношении каждого из этих измерений может быть достигнуто устойчивое развитие в целом.

В качестве интегральных индикаторов устойчивости в мире наиболее широко используются [12] два: индекс скорректированных чистых накоплений (adjusted net savings) (разработан Всемирным Банком) и индекс человеческого развития (human development index) (разработан структурами ООН).

Важнейшими стратегическими документами ООН в сфере устойчивого развития являются:

- итоговый документ конференции ООН по устойчивому развитию «Будущее, которого мы хотим», принятый в июне 2012 года;

- «Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года», принятая ООН в 2015 году, которая устанавливает Цели устойчивого развития.

Основой устойчивого развития считается так называемая «зеленая экономика», основанная реализующая принципы такого развития. По определению Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), зелёная экономика «повышает благосостояние людей и обеспечивает социальную справедливость, и при этом существенно снижает риски для окружающей среды и ее деградации».

Важными чертами такой экономической модели являются:

- эффективное использование природных ресурсов;

- сохранение и увеличение природного капитала;

- уменьшение загрязнения;

- низкие углеродные выбросы;

- предотвращение утраты экосистемных услуг и биоразнообразия;

- рост доходов и занятости.

В целях развития инвестиционной деятельности и привлечения внебюджетных средств в проекты, направленные на реализацию национальных целей развития Российской Федерации в области зеленого финансирования и устойчивого развития, распоряжением Правительства Российской Федерации в июле 2021 года утверждены национальные цели и основные направления устойчивого (в том числе зеленого) развития Российской Федерации.

Распоряжение устанавливает, что приоритетные цели, связанные с зеленым развитием и корреспондирующиеся с международной практикой, включают в себя:

- сохранение, охрану или улучшение состояния окружающей среды;

- снижение выбросов и сбросов загрязняющих веществ и (или) предотвращение их влияния на окружающую среду;

- сокращение выбросов ПГ;

- энергосбережение и повышение эффективности использования ресурсов.

В свою очередь, для достижения национальных целей устойчивого (в том числе зеленого) развития должны реализоваться проекты («зеленые проекты») Российской Федерации по таким направлениям деятельности как:

«- обращение с отходами;

- энергетика;

- строительство;

- промышленность;

- транспорт и промышленная техника;

- водоснабжение и водоотведение;

- природные ландшафты, реки, водоемы и биоразнообразие;

- сельское хозяйство;

- устойчивая инфраструктура».


Карбоновые полигоны в России


Диоксид углерода, от которого, по мнению климатологов, в наибольшей степени зависит развитие парникового эффекта, одновременно является и сырьем для производства биомассы зелеными растениями, то есть поглощается ими. Таким образом, наличие определенной концентрации диоксида углерода в атмосфере является необходимым условием существования и развития жизни на Земле. Значительная часть территории России покрыта лесными насаждениями, которые поглощают диоксид углерода, в том числе и тот, который поступает в атмосферу в результате деятельности промышленных предприятий. То есть требования к нашей стране по ограничению выбросов ПГ, а также угроза введения трансграничного углеродного налога для ряда экспортных российских товаров должны были бы смягчаться, если учитывать, что наша страна обеспечивает значительный «сток» диоксида углерода. Однако проблема в том, что определить, насколько эффективно идет это поглощение, пока не удается, поскольку соответствующая методическая база достаточно несовершенна. Кроме того отсутствуют точные данные по абсорбции диоксида углерода различными видами растительности с учетом их полного жизненного цикла, не получается пока рассчитать полные объемы фитомассы, поглощающей углерод, на разных территориях.

В феврале 2021 года Министерство науки и высшего образования Российской Федерации года запустило пилотный проект по созданию на территории России так называемых карбоновых полигонов для разработки и испытаний технологий контроля углеродного баланса.

На подобных полигонах должен проводиться экспериментальные и модельные исследования:

- по разработке наземных технологий полевого и лесного агрохимического контроля почв и респирации ПГ;

- по разработке технологий дистанционной оценки объемов надземной и подземной фитомассы, ризосферы, агрохимического контроля почв и респирации ПГ;

- по разработке и апробации математических моделей оценки первичной валовой продуктивности, первичной нетто-продуктивности, нетто-обмену CO2 между экосистемой и атмосферой, респирации и других параметров углеродного баланса экосистем.

Карбоновый полигон позволит отработать комплекс научных и технологических решений для создания системы достоверного учета поглощения и выбросов ПГ, а также собрать данные для разработки объективной методики оценки углеродного баланса для природных экосистем.

В 2020 году в Калужской области при участии Министерства науки и высшего образования Российской Федерации и Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации был создан научно-исследовательский полигон для разработки и полевых испытаний технологий мониторинга углеродного баланса территорий и объектов, а также низкоуглеродных, ресурсосберегающих сельскохозяйственных и лесных технологий.

Этот полигон стал первым в списке планируемых к развертыванию на территории России аналогичных полигонов. Калужский карбоновый полигон осуществляет функции одного из центров экспертной поддержки и координирования при организации национальной сети полигонов, взаимодействия с профильными научно-образовательными организациями и программами, в том числе международными.

В дальнейшем карбоновые полигоны должны быть созданы, как минимум, в Чеченской Республике, Краснодарском крае, Калининградской, Новосибирской, Сахалинской, Свердловской и Тюменской областях.

Реализация проекта по созданию карбоновых полигонов соответствует Национальному плану мероприятий адаптации к изменениям климата и Указу Президента Российской Федерации от 08.02.2021 № 76 «О мерах по реализации государственной научно-технической политики в области экологического развития Российской Федерации и климатических изменений».


Климатические проекты российских компаний


Российские компании медленно, но уверенно втягиваются в деятельность по созданию и использованию установок и технологических линий, производящих зеленую энергию.

Так ПАО «НК «ЛУКОЙЛ» располагает в России четырьмя ГЭС общей мощностью 291 мегаватт. Компания владеет СЭС 10 мегаватт на своем НПЗ в Волгограде и планирует построить еще одну СЭС на заводе на 20 мегаватт, а также СЭС на 2,35 мегаватта в Краснодарском крае. Кроме того, ПАО «НК «ЛУКОЙЛ» владеет несколькими СЭС на НПЗ в Румынии и Болгарии, а также ВЭС мощностью 84 МВт в Румынии.

ПАО «Газпромнефть» построила СЭС мощностью 1 МВт на Омском НПЗ и рассмотривает возможность строительства еще одной СЭС мощностью 20 МВт. В Ярославской области компани запустила автозаправочную станцию на солнечных батареях. В Ямало-Ненецком автономном округе ПАО «Газпромнефть» ведет опытно-промышленные испытания комбинированной ветро-солнечной электростанции ЮРТА мощностью 47,5 кВт.

В Сербии, где ПАО «Газпромнефть» владеет НПЗ NIS, совместно с компанией MET она реализует проект строительства ветропарка в Пландиште, который предусматривает размещение 34 ВЭС мощностью 102 МВта.

ПАО «НК «Роснефть» использует ВЭС с интегрированными солнечными батареями на крупных месторождениях Краснодарского края. Компания также рассматривает возможность строительства ветропарков для гигантского нефтегазового проекта Восток Ойл.

В 2021 году ПАО «НК «Роснефть» заключила соглашение с британской BP, планируя оценить перспективы новых проектов с применением ВИЭ, использованием технологий улавливания, утилизации и хранения СО2.

ПАО «НК «НОВАТЭК» уже использует ВИЭ на базе солнечных панелей (до 2 кВт) и ветрогенераторов (до 3 киловатт) для управления крановыми узлами магистральных трубопроводов и кустовых площадок газоконденсатных месторождений. Компания рассматривает строительство ветропарка в Сабетте на Ямале.

ПАО «Газпром», крупнейший собственник электростанций в России, располагает объектами ГЭС на подконтрольной ему ТГК-1. Компания использует ВЭС и СЭС на объектах добычи, магистрального транспорта газа и газораспределительных сетей, в частности в удаленных или изолированных районах.

Концерн рассматривает варианты производства водорода, в том числе разработку инновационных технологий для производства водорода из метана без выбросов СО2 и способов его транспортировки.

ПАО «ЭН+ ГРУП», контролирующая ПАО «РУСАЛ», владеет каскадом ГЭС в Сибири мощностью 15,1 ГВт, которые поставляют электроэнергию на алюминиевые заводы компании. Компания сформировала портфель проектов малых ГЭС общей мощностью около 200 МВт. ПАО «ЭН+ ГРУП» построила в 2015 году солнечную электростанцию в Хакасии мощностью 5,2 МВт.

ПАО «НОРНИКЕЛЬ» владеет двумя ГЭС на Таймыре мощностью 1,1 ГВт, которые закрывают 46% потребления электроэнергии (в 2020 году).

ОАО «Полиметалл» построил СЭС на месторождении Светлое мощностью 1 МВт и планирует ввести еще две станции на основе ВИЭ - в 2021 году СЭС на Омолоне мощностью 2,5 МВт, в 2022 году комбинированную солнечно-ветрогенерирующую станцию на Кызыле (Казахстан) мощностью 5-10 МВт. Компания также рассматривает строительство двух СЭС на месторождениях Кутын и Прогноз. К 2025 году компания рассчитывает производить на зеленых станциях 7% своей потребности в электроэнергии.

ПАО «АЛРОСА» владеет Вилюйской ГЭС-3 в Якутии мощностью 277,5 МВт, которая обеспечивает 89% ее потребностей в электроэнергии. В 2026 году планирует запустить четвертый гидроагрегат мощностью 100 МВт.

Одним из важнейших направлений деятельности Общероссийской общественной организации по охране окружающей среды «Российское экологическое общество» (РЭО) является исследование причин возникновения негативных изменений климата, их проявлений и последствий, а также поиска решений, которые могут позволить адаптировать российскую экономику к этим изменениям. В рамках этой деятельности в августе 2021 года началась реализация долгосрочного проекта РЭО под названием «Ежегодная климатическая экспедиция Российского экологического общества». Целью проекта является «получение данных, интеграция которых в управленческие решения о сервисах и продуктах позволит перейти к новым моделям и методам, способствующим развитию экономики России в изменяющихся условиях». В рамках ежегодных экспедиций предполагается:

- изучать перемены, происходящие в природе в результате изменения климата;

- искать эффективные решения, способствующие адаптации населения к климатическим изменениям;

- осуществлять сбор и анализ данных о влиянии хозяйственной деятельности на изменение климата.

В первой климатической экспедиции, которая проходила с18 по 22 августа в Архангельской области от РЭО принимали участие руководитель экспедиции, исполнительный директор РЭО Филаткина Ю.Е., директор региональных программ РЭО Ушакова Н.В., председатель Научно-технического совета РЭО профессор Соловьянов А.А. Партнером РЭО в этой экспедиции был Фонд «Без рек как без рук», который представляли четыре человека. Среди них был директор Фонда Ломаков О.И. и научный руководитель Фонда Платонов М.М.

Маршрут первой климатической экспедиции были избраны низовьях рек Северная Двина и Онега (с выходом в залив Белого моря). По ходу перемещения экспедиционного катера отбирались пробы воды на определение в ней различных показателей (до 70), включая пробы на содержания в воде микропластика. Всего было отобрано около шестидесяти проб, которые были проанализированы либо на месте, либо затем лабораторным путем. Кроме того, было взято 8 кернов старовозрастных деревьев.

Задачами первой климатической экспедиции были:

- оценка возможного влияния изменений климата на экосистемы Архангельской области;

- оценка колебаний режима температуры и осадков в Архангельской области;

- выявление основных тенденций развития берегов Белого моря;

- сравнение выноса микропластика реками Северная Двина и Онега;

- анализ изменений ширины годичных колец деревьев.


Соловьянов А.А.

Заместитель директора по научной работе

ФГБУ «ВНИИ Экология»,

доктор химических наук профессор,

академик РАЕН

Просмотров: 3Комментариев: 0